Menu
RSS
Пред След
A+ A A-

Все публикации в категории "Новости"

Сказания о старце Максиме (по свидетельствам старожил Забрамы)

О СТАРЦЕ МАКСИМЕ ПО СВИДЕТЕСТВУ СТОРОЖИЛ 
(из воспоминаний Сулимовой (Апенько) Валентины Васильевны)

Возле села Каменский Хутор  Климовского района в поселке Забрама стоят развалины Каменского Успенского монастыря. Об этом монастыре в памяти нашей семьи сохранились рассказы моей бабушки Красковской Устнии Григорьевны (1902 – 1999 годы) и ее матери Каленниковой Касинии Федоровны (1874 – 1954 гг), жителей села Старый Ропск.

О СТАРЦЕ МАКСИМЕ ПО СВИДЕТЕСТВУ СТОРОЖИЛПри монастыре жил старец Максим, известный своей прозорливостью. К нему приходили люди за советом и помощью. В доме Каленниковых была фотография старца. Эту фотографию, со слов Устинии Григорьевны, хорошо помнила ее мама Касиния Федоровна.  На фотографии старец Максим в монашеской одежде и с бородой. Разговаривал он, как и все в то время в нашей местности, на диалекте  от смешения украинского и русского языков.

Он был знаком с преподобным Лаврентием Черниговским и дружил с юродивым Грицем (Золотюсеньким),  (Об этом есть упоминания в книге  преподобного Лаврентия Черниговского  «Поучения, пророчества», стр. 41, изд. 2009 г.).

1. В 1890 году Касиния Федоровна шестнадцатилетней девушкой осталась без ожидаемого наследства после смерти своего богатого дяди – попечителя, хотела уйти в монастырь и пошла к старцу Максиму за благословением. Он ей сказал: «Черная ряса от греха не спасет, а красная ряса в грех не введет. Гляди!», - и поставил перед ней на стол девять маленьких коробочек. А на их крышечках Касиния Федоровна увидела детские лица. Она послушала совета старца, в монахини не пошла, а вышла замуж и родила девять детей. И ни один из них все в детстве не умер, все выросли, а это было редкостью в крестьянских семьях в то время.

2. У моей бабушки Устиньи Григорьевны в детстве были на глазах ячмени (глазная болезнь). Их долго не могли вывести. Тогда Касиния Федоровна повела дочку к старцу Максиму. Тот посмотрел на Устинью и заворчал: «Ячмени, ячмени …  Какие тут ячмени, нет тут ничего. На вот, умойся», - и подал ей воды из своей криницы. Устинья промыла глаза водой и больше никогда ячменей у нее не было.

3. В первую мировую войну старший сын Касинии Федоровны Игнат служил в армии, был на войне и пропал без вести. В великом горе пошла она к старцу Максиму, спросила, как ей молиться о сыне. Старец строго ответил: «О живых, как о мертвых, не молятся». Игнат два года был в плену, бежал и пришел домой невредимый.

4. Весна 1919 года. Неразбериха в стране. Сыновей прячут от набора и в Белую, и в Красную армии. Прятался на чердаке и сын Касинии Федоровны Тимофей. Опять пошла Касиния Федоровна к старцу Максиму. Что делать? Как быть? Прятаться дальше или идти воевать? Он выслушал ее и со словами: «Прятаться, прятаться … Некуда прятаться». Сдвинул на край стола все, что на нем лежало, сдул крошки и, указывая на это пустое место, сказал: «Попробуй вот тут спрячься?».

 Больше ничего старец не сказал, и Касиния Федоровна ушла, подумав, что старец Максим старый стал уже из ума выживает. А через какое-то время была Пасха, возле церкви, славя Христа, стреляли из ружей, изображая фейерверк. Искра упала на соломенную крышу, и в один миг сгорело с десяток домов.

Стоя на пепелище и глядя на пустое место, где только что стоял ее дом, она вспомнила слова старца Максима: «Попробуй вот тут спрячься?»

Из воспоминаний уроженки и бывшей жительницы села Новый Ропск Ладик Валентины

О старце Максиме ей рассказывала ее бабушка Лаптева Елена Андреевна (1904 -1960 гг) и мать Горбачева Анна Андриановна. У бабушки Елены Андреевны был брат  -   Николай (Лаптев, впоследствии стал священником). Старец Максим часто захаживал в эту семью. Бабушка помнила его одетым в шинель, с лицом, побитым оспой. Когда-то прабабушка Ульяна как-то сказала ему: «Ой, батюшка, надо вот сыновьям наделы давать, отделять от семьи». А в семье было пятеро сыновей и дочь Елена. А он вздохнул и говорит: «Ой, Ульяна, твоим сыновьям уже всем наделы поделены». И правда, все сыновья погибли в Отечественную войну, а отец Николай Лаптев был репрессировон и впоследствии расстрелян в 1937 г. Клинцы.

2. У прабабки Ульяны был муж Андрей Лаптев, у него был полиартрит. Батюшка Максим и говорит ему: «Молись, Андрей, молись». А Андрей молился, молился, а боли все не проходят. Потеряв веру в скорое исцеление, он перестал молиться. Через некоторое время приходит посыльной от старца и говорит, чтобы Андрей не занимался глупостями, а продолжал молиться Богу. Так своей прозорливостью батюшка Максим вселил надежду ему на исцеление.

3. Однажды, когда бабушка Елена еще не была замужем, при вспашке огорода конь наступил копытом ей на ногу и разворотил всю стопу. Родственники на коне повезли ее к батюшке Максиму. Только они подъезжают, а он выскакивает из своей кельи и, схватив свою ногу, кричит: «Ой, ноженька моя, ноженька!». Потом подошел к Елене и говорит: «На, раба Божия, посудинку иди набери водички из криницы». Бабушка в ответ ему: «Батюшка, больно». А он отвечает: «Ничего, Елена, с Божией помощью, с Божией помощью». Потом побрызгал ее ногу водичкой, которую она принесла и сказал: «А в больницу не иди, дадут третью ногу». Слава Богу, все обошлось.

4. Также суженому бабушки Елены старец предсказал тюрьму. Уверовав в его предсказания, она иногда оставалась у старца  ночевать. Часто она слышала, как ночью он с кем-то разговаривал, но второго голоса она не слышала. И в этот момент вспыхивал в келье такой свет, что хоть иголки на полу собирай. Об этом рассказывала бабушка моей маме Анне.

5. В селе Новый Ропск на улице Боровка находился храм в честь святых Бориса и Глеба. Про эту церковь при жизни старец Максим говорил, что она сплывет по воде. Все удивлялись: храм стоит на горе, а речка далеко внизу. Пришло безбожное время, храм стали разрушать и бревна бросали вниз к реке. Было половодье, вода поднялась и унесла с собой все бревна.

6. Когда Николай Лаптев задумал создать семью, его мать Ульяна, моя прабабка, вместе со своей свахой Акулиной пошли к батюшке Максиму просить благословение детям. А он им и говорит: «Отправьте сорок дней, тогда делайте задуманное, тогда и под кустом будет рай». Пришли свахи домой в недоумении: по ком делать сорок дней, все, Слава Богу, живы. И сошлись жить Николай Андреевич с Марией Денисовной. Вскоре пришел посыльной и сказал, что умер батюшка Максим. Все  поняли, что старец хотел, чтобы Николай отслужил по нем панихиду. Значит, он знал заранее день своей смерти.

Из воспоминаний монахини  Каменского Успенского монастыря Тавифы
в миру Поздняк Татиана  (записала ее внучка Людмила)

1. Старец Максим часто бывал в монастыре, его любили все монахини. Старец просил их похоронить его после смерти у стены Успенского собора монастыря и добавлял: «Я буду охранять хоть стены». Также он говорил: «Скоро не будет вашего дома, никого здесь не будет и будете вы плакать. По России «красный петух» пройдет и погибнет много людей». Так он предсказал дальнейшую судьбу монастыря, монахинь и предыдущие страдания народа в Великой Отечественной войне.

 

Из воспоминаний  Ирины   Тимофеевны Юшко, жительницы села Забрама

(рассказали об этом внучка Ирины Тимофеевны Воропаева Нина Григорьевна и Хохлова Параскева Савельевна (1918 -2011 гг).

1. Старец Максим был прозорливым, жил вне монастыря, за речкой Сновью. Он сделал сам себе келью из камня, возле которой появился источник с целебной водой (мы думаем, что по молитвам старца Максима). «Веруйте в Бога, берите воду и просите исцеления и да поможет вам Бог». Старец Максим направлял людей на праведную жизнь. Однажды он сказал Ирине: «Похороните меня возле церкви. Пока я буду лежать, церковь будет стоять».

2. Были неспокойные времена и  Ирина  говорит своему мужу: «Давай мы поедем на Украину жить, там лучше». И муж согласился. К ним пришел старец Максим (он часто к ним приходил) и говорит:
- «Иринушка, ты ехать хотишь?»
- «Да, батюшка».
- «Никуда не уезжайте. Скоро будут большие бедствия повсюду, а здесь будут маленькие, но не такие». Так он вразумил их, они остались здесь, не стали искать лучшей жизни и прожили, около монастыря долгую совместную жизнь.

3. У Ирины была дочь Мария. Он ей  предсказал  несчастье, которое произойдет с ее мужем: он останется слепым и без одной руки. Так и случилось.  При ловле рыбы он взорвал динамит и стал слепым и без одной руки.

4. Старец  постоянно приходил в монастырь к монахиням. И однажды им сказал: «Скоро монастырь разгонят и порушат, а землю всю пересеют, как на решета». Матушки запечалились. И вскоре это случилось.

Из воспоминаний Задорожной Анастасии Тимофеевны 1932 года рождения,
жительница поселка Забрама

1.Жила девушка Вера в селе Забрама и пошла к старцу Максиму спросить, выйдет ли она замуж? Он ответил: «Пойдешь за речку - поставишь свечку». Шла домой она и радовалась, что выйду за богатого, буду ходить в церковь и свечки ставить.  Вышла она замуж   за речку  (Снов) в село Скачёк, пожила год замужем, муж скоропостижно умер она поставила заупокойную свечку.

2.  Жил в Новом Ропске человек, который занимался скупкой и продажей скота. Однажды он со своими помощниками купили 12 коров и погнали их. По дороге коровы чего-то испугались и разбежались в разные стороны в лес. Поиски их ни к чему не привели.

Дома они  с женой сильно горевали.  К ним пришел старец Максим (своей прозорливостью он увидел людское горе). Хозяин рассказал ему о случившемся. Батюшка сказал: «Не горюйте! Иди открой ворота и ложитесь отдыхать». Они отошли ко сну, а батюшка стал на колени и молился до утра. На рассвете батюшка Максим разбудил хозяина и говорит: «Иди, закрывай ворота». Хозяин вышел и не поверил своим глазам: весь скот стоял во дворе. Так молитвы старца Максима были угоды Господу Богу.

3.  Две женщины пошли к старцу Максиму со своими просьбами. В дар несли ему яйца и сало. Подумав, что много несут, часть спрятали под хвойным  кустом, подумав, что на обратной дороге заберут. Пришли, спросили у батюшки, что хотели, а он им и говорит: «Идите, идите той же дорожкой, как шли, и не забудьте забрать сало под хвойкой». Они были поражены прозорливостью старца и посрамленные ушли домой.

4. Сёстры Татьяна и Марфа пошли к старцу спросить совета о своих нуждах. Пришли, отца Максима в келье не было. Его котелок, в котором он варил себе пищу, стоял около кельи. Марфа взяла котелок, отчистила его песком и водой от копоти. Пришел батюшка, посмотрел на чистый котелок и говорит: «Зачем вы осквернили мою посудину, чистоплотницы нечистые?»

ВОСПОМИНАНИЯ АННЫ ТИХОНОВНЫ ЗУБКОВОЙ

ИЗ РАССКАЗОВ ЕЕ ДЕДА КОСТЮКОВА ПЕТРА ЯКОВЛЕВИЧА О СТАРЦЕ МАКСИМЕ

1. Дедушка Костюков Петр Яковлевич жил в селе Каменский Хутор, знал старца  Максима лично и часто с ним общался. В этом селе жил Воропаев Павел, который пришел с Гражданской войны без ноги. Жена его во время войны умерла, а за двумя его детьми ухаживала жительница села Лукерья. Павел был пригож собою. Пошел он к Петру Яковлевичу и спрашивает: «Что мне делать? Нужно жениться, но Лукерья мне не нравится». Дедушка посоветовал ему сходить к старцу Максиму и спросить его совета. Пошел он к старцу, застал его на молитве, поздоровался, но старец, не ответив, продолжал молитву.  Павел решил подождать, пока окончит молиться. Внезапно остановившись, старец обернулся, поприветствовал Павла и сказал: «Знаешь, раб Божий, никуда не бегай, а женись на той, которая твоих деток обхаживает, - и продолжил,-  тот Бог, что сорвал тебе рог, а то бы сто раз женился со своей красотой» и дальше продолжил молитву.

Пришел он опять к дедушке и рассказал ему все, что сказал ему старец Максим. А тот  засмеялся и говорит: «Вот твой рог (показал на ногу), а то бы ты обегал все села в поисках жены, иди, что батюшка сказал, то и делай». Павел женился на Лукерье, жили долго и хорошо, и родили еще троих деток.

2. Зашел как-то батюшка Максим в келью к монахиням, а они как забегали, чтоб батюшка не сел на их кровати. А кровати были покрыты белыми простынями и наволочки были белые. Он ходил-ходил, смотрел, выбрал самую лучшую, сел и смеется. Посидел-посидел и говорит: «Не думайте, что вы будете здесь долго бегать. Тут камень на камне не устоит». Посидел еще немного и пошел, а та кровать стала еще белей. Вскоре обитель закрыли. Так сбылись предсказания старца.

 

Из воспоминаний Гапонова Федора Савельевича истории услышанной

от жительницы села Каменский Хутор Здориковой Варвары Ивановны , 1902 года рождения:

Заболели у нее руки, ноги. Ей посоветовали сходить к старцу Максиму. Она все говорила: «Боюсь, боюсь идти к нему». Потом он ей приснился во сне и сказал: «Кого ты боишься?» И она пошла к нему. Это было в 1920 году. Пришла,  а он и говорит: «Боюсь, боюсь … Кого ты боишься? Пока я не пришел и не позвал». Полечил. Девушка стала здорова, вышла замуж, родила пятеро детей и умерла в девяносто лет.

Православное TV

Социальное Служение

Православная инициатива